Журнальный зал

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха?..

Осип Мандельштам — Паденье, неизменный спутник страха: Стих

По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно.

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Если Вы считаете, что Ваши права нарушены, - немедленно свяжитесь с автором сайта.

Специфика дискурса Мандельштама: что мы пытаемся понять Глава 1. ческий продукт, неизбежно остающийся в результате испол- нительского порыва. Стих. «Паденье – неизменный спутник страха .

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен -- Твой жребий страшен и твой дом непрочен! Случайные стихотворения этого автора.

Болхов, Орловская губерния, Российская империя. Хутор Доброславовка Ахтырского уезда Харьковской губернии. Русский советский поэт, переводчик, Герой Советского Союза. Деревня Гумнищи, Шуйский уезд, Владимирская губерния. Вяжле, Кирсановский уезд, Тамбовская губерния, Российская империя.

МАНДЕЛЬШТАМ, ОСИП ЭМИЛЬЕВИЧ (–), русский советский поэт, прозаик. «Паденье - неизменный спутник страха. .. Воздаяние за него – неизбежная катастрофа (тема позднейшей статьи Пшеница человеческая.

Падение - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда — то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но ели ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

404 — Страница не найдена

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха!

Мандельштам О.Э. Собрание сочинений в четырех томах. Т1. .. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты.

У чужих людей мне плохо спится, И своя-то жизнь мне не близка. Апрель Да, я лежу в земле, губами шевеля, Но то, что я скажу, заучит каждый школьник: На Красной площади всего круглей земля, И скат ее твердеет добровольный, На Красной площади земля всего круглей, И скат ее нечаянно-раздольный, Откидываясь вниз - до рисовых полей, Покуда на земле последний жив невольник.

Май Лишив меня морей, разбега и разлета И дав стопе упор насильственной земли, Чего добились вы? Губ шевелящихся отнять вы не могли. Май День стоял о пяти головах. Сплошные пять суток Я, сжимаясь, гордился пространством за то, что росло на дрожжах. Сон был больше, чем слух, слух был старше, чем сон - слитен, чуток А за нами неслись большаки на ямщицких вожжах День стоял о пяти головах и, чумея от пляса, Ехала конная, пешая, шла черноверхая масса: Расширеньем аорты могущества в белых ногах, - нет, в ножах Глаз превращался в хвойное мясо.

На вершок бы мне синего моря, на игольное только ушко, Чтобы двойка конвойного времени парусами неслась хорошо. Деревянная ложка - ау!

Осип Мандельштам. Паденье — неизмѣнный спутникъ страха...

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

Страх кончается там, где начинается неизбежное. (Пауло Коэльо). Для души : Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты . Кто камни нам бросает (Осип Мандельштам). Для духа.

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье - неизменный спутник страха (Осип Мандельштам)

Сознание своей правоты нам дороже всего в поэзии и, с презрением отбрасывая бирюльки футуристов , для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово, мы вводим готику в отношения слов, подобно тому как Себастьян Бах утвердил ее в музыке. Какой безумец согласится строить, если он не верит в реальность материала, сопротивление которого он должен победить.

Задачи построения такой поэтики взяла на себя органическая школа русской лирики, возникшая по творческой инициативе Гумилева и Городецкого в начале года, к которой официально примкнули Ахматова , Нарбут , Зенкевич и автор этих строк.

Иное дело, что эта вещь О. Мандельштама, независимо от ее оценки, вышла из .. Паденье — неизменный спутник страха. И самый страх . В IV строфе герой принимает неизбежное, однако чувства его словно от- решились от.

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни к нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор, когда-то, мерил ты — Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут!

Немногие для вечности живут; Но, если ты мгновенным озабочен, Твой жребий страшен и твой дом непрочен! Кто камни къ намъ бросаетъ съ высоты — И камень отрицаетъ иго праха?

Паденье — неизменный спутник страха (Мандельштам)

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты, Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха… Так проклят будь, готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут! Немногие для вечности живут; Но если ты мгновенным озабочен, Твой жребий страшен и твой дом непрочен! И лихорадочный больной, тоской распятый, Худыми пальцами свивая тонкий жгут, Сжимает свой платок, как талисман крылатый, И с отвращением глядит на круг минут… То было в сентябре, вертелись флюгера, И ставни хлопали — но буйная игра Гигантов и детей пророческой казалась, И тело нежное — то плавно подымалось, То грузно падало:

Автор биографии Осипа Мандельштама — поэт, переводчик, эссеист Ральф Дутли. падение плода,. «вещая печаль» и «тихая свобода». Препятствия для поэт такого масштаба неизбежно взламывает узкие рамки требований опасного путешествия по Черному морю, неизвестности и страха.

Я ласточкой доволен в небесах, И колокольни я люблю полет! И, кажется, старинный пешеход, Над пропастью, на гнущихся мостках Я слушаю, как снежный ком растет И вечность бьет на каменных часах. Но я не путник тот, Мелькающий на выцветших листах, И подлинно во мне печаль поет; Действительно, лавина есть в горах! И вся моя душа - в колоколах, Но музыка от бездны не спасет!

Паденье — неизменный спутник страха

До прожилок, до детских припухлых желез. Ты вернулся сюда, так глотай же скорей Узнавай же скорее декабрьский денек, Где к зловещему дегтю подмешан желток. У тебя телефонов моих номера. У меня еще есть адреса, По которым найду мертвецов голоса.

Осип Мандельштам - В двух томах. Том 1. Четвертая .. От неизбежного. От неизбежного .. Паденье -- неизменный спутник страха, И самый страх.

Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров. Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов - декадентов. Юный автор заявлял о своем полном разочаровании в жизни, едва начав жить: Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю.

Оттого, что иной не видал. Поэтическое начало, дебют Мандельштама говорит о вхождении в мир поэта, обладающего глубоким ассоциативно-образным мышлением, стремящегося к равновесию между стихом и словом и помнящего истину: Что это, если не автоформула? Юный Мандельштам предвосхитил в ней будущего зрелого Мандельштама — лирика и философа.

Немногие для вечности живут...

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха!

говорит Мандельштам (III, ), отсюда и хлебниковское стаканы в руках будут пенны. . Смех — неизменный спутник страха. И в данном случае это чувство поколеблено каким-то неизбежным вмешательством („Дикая кошка — армянская речь .. 24 Падение числа — также пушкинского происхождения.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха...